Факультет AD LIB. Коло Года.Языческий праздник Самайн

Цикл языческих праздников «Самайн».

1 ноября. С этого дня на шесть месяцев засыпает Земля. Сила стихии становится всё тише и тише, и она уже не может своей активной волей воздействовать на происходящее со всеми её детьми. Не может помочь слабым, призвать к порядку сильных, поэтому все люди и нелюди, духи и полудухи, жители всех миров становятся как бы предоставлены самим себе, своей воле. Над ними уже не довлеет закон, и лишь только их доброе желание жить в ладу с людьми и друг с другом имеет значение.

В момент перехода, в ночь Самайна завеса между миром людей и тёмным миром мёртвых поднимается, а наши миры приближаются друг к другу настолько, что становится возможным взаимное влияние без каких-либо запретов. В эту ночь мёртвые могут призвать к ответу живых, а живые — мёртвых; единственная ночь в году, когда возможно истребовать долги с тех, кто ушёл в иные миры. Но и они, по правилу взаимности, имеют все основания сделать то же самое. Именно поэтому в канун Самайна было принято поминать умерших, призывать пращуров — это помогало не только несколько задобрить гнев мёртвых, но призвать силу своего рода для помощи в этот роковой для каждого день.

b2aa945d74b18e25b42ae23cf8570186.jpg

Помощь и поддержка были необходимы, поскольку сила Земли с этой ночи перестаёт поддерживать человека. Значит, ослабевает связь с корнями и родом, опора словно бы уходит из-под ног. Если живущий в своей жизни не достиг ничего сам,если вся его сила и значимость строились только на том, чего достигли предки, то Ночь Духов выявляла это сразу. Тёмные силы — жестокие и немилосердные учителя. Ночь Самайна, таким образом, становилась ночью последнего экзамена для любого — тёмные энергии из распахнутых в Самайн дверей срывают любую иллюзию, которая была создана ранее.

Ушёл в мир Тьмы, в мир Девяти Древних Матерей молодой бог, уснули воздух и вода. Наступил период безвременья, и уже ничего не усиливает человека как самостоятельную личность — ни сила рода, ни сила времени, данная его Орлёгом. Сумеет ли он устоять? В этот момент оценке подлежит уже Вирд самого человека — личная судьба как мера и право влиять на неё своим разумом, своей волей.

В ночь Самайна открывались двери не только в миры Смерти и Тьмы. Время, когда сила Земли не может выступить в полноте своей воли, она очень уязвима для прихода «чужого огня». Огненные боги из различных миров чрез открытые врата могут проникнуть в мир Матери, чтоб захватить себе проводников — тех, кто «собран» из четырёх стихий, тех, кто может воспринимать стихию Огня и передавать её Земле, тот, кто живёт в потоке времени стихий Воздуха и Воды. Таким существом является человек.

Чужеродный Огонь может быть очень мощным. Настолько, что слабому существу человеческого мира бывает трудно устоять против воли новых огненных богов-пришельцев. Их приносят на копьях воины чужих земель, их тащат в своих котомках «слабые» беженцы-переселенцы, их везут купеческие корабли, спрятав надёжно в грудах шелков и золота. Они могут прийти внезапно вместе с улыбками миссионеров в белых рубашечках. Они могут появиться откуда угодно и в каком угодно обличье. Как распознать их? А никак, но они будут бессильны, если вместо рыхлого сознания раба встретят силу и стойкость воина; если сам человек, оторванный магической силой Духов Самайна от Своих корней, покажет, что его сила от этого не стала меньше, что он и с предками, и с богами своими точно такой же, как и без них, — сильный, верный, стойкий, свободный. И тогда никакой новый «светоносец» ему не страшен: словно сын у покоев спящей Матери, он будет стоять дозором и не впустит к ней пришельца-насильника.

1354218783-0533242-www.nevsepic.com.ua.jpg

Это — магическая притча. Но волхвы и друиды старого времени происходящему в этот день придавали самое серьёзное значение. Основные и главные ритуалы призыва силы (а не только её почитания) проводились именно в Ночь Духов. Маги прежнего времени синхронно творили действо «удержания огня». Для того чтобы сотворить этот ритуал, маг-друид и маг-волхв должен был опереться на силу не только самых стойких и самых верных из человеческого племени. Рядом с ним плечом к плечу должны были встать другие дети Матери: и силы мира Тёмного и Светлого, и духи лесные, и духи речные, все силы природы, кто ещё не спит, все силы древние, кто уже не спит. Он призывал Древних богов из иных Миров и Хранителей Путей, чьё дело — не вмешиваться в человечьи дела, но охранять границы Миров. Несмотря на всё прежнее противостояние, в эту ночь должны были быть забыты старые детские распри: перед общей угрозой все дети Матери должны были вспомнить о своём родстве через неё и осознать наличие совсем иного врага.

Именно поэтому такое большое значение в эту ночь придавалось ритуалу разжигания огня. Никто не имел права зажечь огонь до того, как это сделает друид, до того, как маг прочтёт все свои заклинания и построит канал связи с изначальным Огнём, пока все силы, согласные защищать спящую Мать-Землю, вместе с человеком не будут стоять плечом к плечу, спина к спине, а не друг против друга.

Друид, разжигая магический Огонь, привлекал его в той изначальной форме, которая существует не для людей. Это огонь Зевса-Юпитера, огонь Семаргла, огонь Дагды, огонь фоморов, пламя Сурта — сила и суть Титанов-первенцев. Только Изначальные могли противостоять чужаку. Но важно, чтобы все дети Матери, готовясь к грядущей ночи битвы Рагнарёк, сегодня были вместе, в ладу, и никакого противостояния между ними не должно было быть. Не «задабривать», а договариваться; не просить, а слушать просьбы; не призывать, а самому быть призванным.

Вовсе не светлые с тёмными вступают в битву в ночь Самайна, а все они вместе, против того, кто делит их на «светлых» и «тёмных», разделяя братьев, отрывая их от Матери-Земли. По этой причине время Самайна позднее стало называться «время примирения» или «время согласия». Сегодня смысл забылся, а название осталось и даже возрождается в неожиданном месте и в неожиданной форме. Традиция кельтов вращалась вокруг даты Самайна. Он был Альфой и Омегой, началом и концом, точкой отсчёта и моментом расчёта. Принцип «От Самайна до Самайна» распространялся в основном на тех, чья жизнь не была посвящена труду на земле. Это принцип высших каст: воинов, правителей, знати и, конечно, магов-друидов.

Франсуаза Леру в своей работе «Друиды» пишет: «Все знаменательные мифологическо­эпические со­бытия концентрируются вокруг него (Самайна), в нём обретают своё предвестье и в нём же — свой эпилог: кажется, всё время словно бы сжимается в нём».

November-Nebel-Pixabay.jpg

Конечно, в ту эпоху считалось совершенно нормальным, что инородная сила поглощала слабые сознания людей, которые не сумели выдержать последний экзамен тёмных духов и показали себя недостойными ни силы Матери, ни силы предков. Но как трудно оказалось предположить, что очень скоро слабейшими окажутся все и предадут своих богов, отступят от Матери за сомнительное право обретения «небесного царства», уступив без боя царство земное. Но закон Самайна неумолим: победить можно только вместе.

Славяне Самайн называли Велесова ночь. Велес — бог общего миропорядка, бог-оборотень, хозяин магии и сокровенного, властитель перекрестков, навий бог, и его владения — и мир Яви, и мир Нави, и мир Прави. Он открывает врата между мирами, также помогая живым получить благословение (силу) предков, ушедших в мир Нави. Волхвы, как и их собратья друиды, в эту ночь призывали «чистый» огонь бога Семаргла, устанавливали контакт с прародителем Сварогом. Цель та же: грядущая великая битва на Калиновом мосту. Наши Огнебоги против богов чужого бесплодного огня.

Каждый маг в эту ночь пытается вложить свою лепту в объединение миров, в примирение всех Старых богов, в воссоединение древней связи между всеми детьми Матери. Наступает трудный период — период, когда Огонь против Огня: свой против чужого. Как только затрубит белый Ас Хеймдалль, сын Де­вяти Матерей, в свой золотой рог Гьяллархорн и вплоть до дней Йольского волхвования будет идти эта битва, в которой победить должен сильнейший. После Самайна в мире безраздельно правит сила стихии Огня. Огонь поглощает биомассу, и не выдержит человек это время, если он и есть биомасса. Но не может Огонь поглотить Землю, не способен расплавить крепкий камень. Только крепче сделает, только закалит. Здесь каждому — награда по заслугам.

Отрывок из книги  Меньшиковой К.Е. «Здоровье через Силу Стихий»

1 Imbolc 2 Ostara 3 Beltane 4 Litha (Kupala) 5 Lammas 6 Mabon 7 Samhain 8 Yule