Факультет AD LIB.Коло Года. Языческий праздник Бельтайн

Цикл языческих праздников «Бельтайн»(Вальпургиева ночь, Празднник огней, Живень день).

1 мая.

В этот день просыпается стихия Земля. Разбуженная Водой, она раскрывает себя, выпуская силу в мир внешний. Воздух и Вода к моменту пробуждения Земли уже проявили ритм течения времени на весь год: темп событий, скорость возникновения перемен. Теперь время Земли проявить сделанное. Всё задуманное и загаданное должно быть зримо, перестать быть фантазией. Но чтобы это произошло, сама Мать-Земля должна дать пространство для воплощения. И она даёт, показывая каждому место возможностей, ареал обитания. В эту ночь, ночь пробуждения Матери, и люди, и маги творили свои ритуальные действа.

Люди в обрядовом таинстве почитали силу и волю Матери, поскольку, согласно древней легенде, считалось, что именно в эту ночь богиня выбирает себе мужа. Зажигая майские огни, празднуя и веселясь, как на свадьбе, древние наши пращуры как бы говорили: твой выбор — это святое; мы сердцем примем своим богом того, кого выберешь ты. Считалось, что всё, что происходит в дни Бельтайна, имеет мистический смысл и проявляет в той или иной форме волю Матери. На этот день назначались состязания среди людей, в этот день проводили тинги и вече, в этот день будущий правитель проходил испытания, которым его подвергали жрецы.

l134777.jpg

Ночь Бельтайна — это право женщины выбирать свою судьбу. Ночь, когда древнее право Матери аннулирует все иные противоестественные законы. Ночь, когда любая женщина могла соединиться с Матерью и вобрать в себя её силу, обрести тем самым право на свободный выбор. Для древних народов в этом не было ничего удивительного: любая женщина и без дополнительных колдовских усилий считалась персонификацией богини Земли. Но в более позднюю эпоху поклонения безликому и безымянному богу-пришельцу для женщины остался только один день в году. Один день, когда она могла взять свою силу и потребовать соблюдения своих прав, воззвать к древнему закону справедливости — праву Матери. И никто не смеет противоречить ей в этот день, никто не смеет умалить её права. Именно поэтому ни перед каким другим языческим праздником не дрожали так попы и псы церкви, как перед Вальпургиевой ночью — Ночью Тысячи Огней Бельтайна. Этого дня (да ещё его антипода Самайна 1 ноября) церковники боялись до судорог.

В Средние века, в период разгула христианской инквизиции, каждая женщина становилась ведьмой, когда открывала себя для богини Матери. Она призывала своего супруга — Великого Рогатого Бога, властелина лесов и полей. Кельты называли его Цернуннос (Кернуннос, Керн), Дионис-Загрей, Зелёный человек, и много имён у него, у каждого народа — своё. Это имя — собирательный зов для всех повергнутых богов природы (отсюда и рога — элемент связи с животным миром). Соединяясь с ним, ведьма совершала магическое действие, основанное на принципе переноса: она в эту ночь — богиня и соединяется по праву и закону со своим мужем-богом. Понятно, что ничего хорошего для чужеродной религии такое соединение принести не могло, поэтому и ненавидели попы Бельтайн люто, называя, в бессильной злобе своей, это великое таинство единения «совокуплением с козлом».

Новая религия, которая как огня боялась всего, что связано с силой природы, с подлинной магией, обложила этот день самыми пугающими ярлыками. В германской средневековой мифологии ночь с 30 апреля на 1 мая (День святой Вальпургии, отсюда и название) считалось, что это время ежегодного шабаша ведьм, которые «слетались на мётлах и вилах на гору Броккен, собирались с другой нечистью вокруг Сатаны». Делом они там занимались, понятно, вредоносным и богомерзким — колдовали. Всё, что мог породить изуродованный комплексами, недоеданием, долгим половым воздержанием и ограниченный страхами ум попов того времени, здесь приводить я не буду. Если пожелаете ознакомиться с историей болезни того, кто дни и ночи напролёт проклинает свою природу (то есть себя же), отрицает её право быть, то можете насладиться трудами церковников того времени, а также хрониками ведьмовских процессов «святейшей инквизиции» — там всё написано. Мы же поговорим о силе, а не о том, как бездарно её потерять.

Бельтайн — это ночь, когда балом правят женщины. Среди друидов и волхвов древней традиции их было немало. Но именно в эту ночь только женщина всем своим естеством могла принять в себя силу богини и, хоть на короткий миг, действительно стать ею. В процессе такого соединения ей становилась доступна вся память Матери, сила всех её детей — людей и богов, растений и животных; живущих и ещё нерождённых, ушедших и готовящихся к возвращению. Не только маги, но и люди получали силу в этот удивительный день Пробуждения Земли. Один день в году есть сейчас у человека для того, чтобы вспомнить, что у него есть право на силу, перед которой меркнет всё золото куполов и богатых поповских одеяний, очищается воздух от смрадных курений и произнесённых слов лжи. Потому что эта сила — настоящая, а та — нет.

Храм Матери — это всё вокруг. Его нет нужды запирать в стены, защищать заклинаниями и намаливать канал. Потому что её дом — это леса, поля, небо, реки. Это всё вокруг, что рождено, что называется природой, жизнь которой, по счастью, не зависит ни от человечьих законов, ни от придуманных заповедей. Храм Матери не надо прятать, его не надо специально украшать — он прекрасен изначально. Его не надо запирать в стены — нет таких стен, которые могли бы сдержать вольную волю. Ночь Бельтайна — это возможность увидеть всю смехотворность возни чужаков за право распоряжаться силой Матери, всю бесплотность их иллюзий — она никогда не примет их. И обрезанным чужеродным захватчикам нечего делать в лесах Миеликки.

6fde27f7e3eee7efbaa4133b9f46510c.jpg

Однако маги и жрецы, друиды и волхвы не только руководили обрядовым процессом, но и направляли его по реке времени в будущее. Сам обряд — это помощь всем женщинам рода и племени стать как единое целое, стать Трёхликой Богиней, которая определяет место всем и всему. И юные, и зрелые, и старые — все ощущали в этот миг правильность происходящего; мужчины, откликаясь на великую мощь женщин, уже не хотели и не могли быть кем-то иным, чем тем, кого она избирает, — Великим Богом Мощи и Силы. Друиды и волхвы строили ритуал, направляли его движение, перераспределяя пробуждённый поток силы на всех участников ритуала, на всё живое. Но с прицелом в будущее — в мощи соединения Неба и Земли должно родиться дитя. Ради него и зажигались майские костры: они притягивали огонь грядущего мира, который должен будет родиться через семь недель.

Впоследствии этот удивительный по силе обряд был заменён выбором Майской Королевы и Майского Короля — как некоторый компромисс с попами: из всего племени отдаём только одну женщину и одного мужчину. Понятно: чтобы сделать силу Земли своей, чтобы не терять право на родовую память — этого крайне недостаточно. Вот и убегали девы и женщины в лес в канун майской ночи искать своего Рогатого Бога, слушать лес, шёпот диких трав да вещую птицу-кукушку, ловить жаркое дыхание Земли.

Слышишь — это шорохи в кронах дубрав. Слышишь — это музыка духов лесных. Слышишь — зовущее пение трав. Слышишь — оживают чудесные сны.

1 мая славяне празднуют Живин день — день богини Живы, дочери Лели и Сварога. Она — зрелый, материнский лик Триединой богини славян: Леля, Жива и Мара-Марена, три сестры, три лика, три силы, сплетённые в одну. Птичий лик Живы — кукушка. О верованиях славян так говорится в одной польской хронике:

«Божеству Живе было устроено капище на горе, на­званной по её имени Живец, где в первые дни мая благоговейно сходился многочисленный народ к той,  которую считал источником жизни, долговременного и благополучного здравствования. Особенно приносили ей жертвы те, которые слышали первое пение кукушки, предсказывавшей им столько лет жизни, сколько раз повторится её голос».

76836_priroda_krasivye-oboi_les_svezhij_1920x1200_(www.GetBg.net).jpg

Мечта, написанная на яйце в Остару, мечта, принесённая в дар богине, как зерно, должна быть посажена в землю и принести плоды через положенный срок. Но, удивительным способом, в этот день преподнесённый ранее дар богине возвращается дарителю в виде новой изменённой судьбы. Судьбы, в которой не предполагается ожидание «небесной манны» и прочих заслуженных и не очень даров. Каждая женщина, становясь в эту ночь одним целым с Матерью, с Триединой Богиней, осознавала этот дар как преподнесённый себе же, и эта сила, возвращённая от Матери, позволяла отныне самой творить свою судьбу, плести свой вирд. Одно только осознание этого факта может дать возможность самой обычной женщине стать ведьмой в эту ночь.

Но не только для женщин предназначается пробуждённая сила Матери в ночь Бельтайна. Её призыв чувствуют все, в ком есть первозданная сила Изначальных детей природы, и силу Рогатого Бога способен ощутить в себе каждый мужчина — и стар и млад. То, что просыпается внутри каждого пробуждённого, не оставляет места для старых печатей принад­лежности, способно сорвать рабский ошейник с того, кто в день и час Матери оказывается способен ощутить её зов и принять свою волю и свою свободу. От неё — по праву.

Отрывок из книги  Меньшиковой К.Е. «Здоровье через Силу Стихий»

1 Imbolc 2 Ostara 3 Beltane 4 Litha (Kupala) 5 Lammas 6 Mabon 7 Samhain 8 Yule