Факультет AD LIB. Коло Года. Языческий праздник Ламмас

Цикл языческих праздников “Ламмас”(Лугнасад).

1 августа. Период от Летнего солнцестояния Купало до следующей переходной точки Ламмас — это время, когда все стихии находятся в своём максимуме. Время самое благоприятное для роста молодой силы — это время здорового детства бога. Нет нужды ни в чем, все Силы полны и согласованы друг с другом. Но всему когда-то приходит конец, заканчивается и детство. Молодой бог входит в период взросления и становления, а это значит, что пришло для него время испытаний.

Первое испытание, которое проходит молодая сила, а вместе с ней и люди, носители этой силы, начинается в тот день и час, когда из пространства изначальных сил начинает уходить сила стихии Воздух.

1 августа — Ламмас, или Лугнасад. Начинает засыпать Воздух — ровно через 6 месяцев после своего пробуждения на Имболк. Начинаются обратные процессы, и с этого дня все остальные стихии вынуждены брать на себя функции, которые выполняет воздух в магических потоках силы, — направление и управление. Справятся ли они с этой задачей?

В каком-то смысле этот день становится днём подведения итогов. Но итоги для каждого определяются по тем задачам, надеждам и потребностям, которые были определены ранее. Подобно молодому человеку, который в момент вступления во взрослую жизнь ещё не может ответить на вопрос: «Что я сделал в этой жизни?» — но уже вполне в состоянии ответить: «Что я хочу сделать?» Поэтому для людей вполне обоснованно Ламмас — это праздник сбора урожая, ведь урожай — это итог, итог сделанного когда-то посева, который позволяет определить качество семени. Теперь важно его сохранить, не погубить и защитить. Важно правильно распределить полученное, чтобы хватило и на долгую зиму, и на посевы будущего.

Несмотря на то что сбор урожая фактически ещё продолжается, именно в день уходящего Воздуха маги старого времени выводили людей на «прощение с летом». Стоя на вершине холма, каждый участник обряда благодарил Мать-Землю за дары, полученные и принятые. Каждый, предчувствуя неизбежное приближение зимы, в этот день и час понимал: скоро придёт время пожинать плоды сделанного. Ведь до возвращения силы Воздуха в мир явный, которое случится в Имболк, не будет возможности изменить уже сформированное будущее: что сделано, то сделано.

ламмас.jpg

Сила молодого бога выходит на испытание внешним миром. Он должен будет вступить в противоборство с другими богами, сразиться в битве с хтоническими силами — не по причине вражды, а только для того, чтобы закалиться, чтобы стать лучшим. Если он сумеет пройти все ритуальные испытания, то его трансформация и преображение свершатся, а он сам станет тем Могучим Богом Всего, которого призовёт Мать-Земля весной будущего года, в Ночь Бельтайна, в Ночь Тысячи Огней. Люди, несущие в себе огонь того, Кому-Суждено-Быть, предчувствовали грядущие испытания. Этот день был важен для них, как день взросления. Очень остро посреди ещё бурлящей природы и обилия плодов они осознавали неизбежность своего Пути, понимая: Орлёг — это не просто слово, Орлёг существует реально. Наши древние предки свято верили в свою судьбу. Но миропонимание человека того времени, времени Старых Богов, позволяло различать два вида судь­бы — Вирд и Орлёг. Вирд — это личная судьба и зависит только от по­ступков и воли самого человека. Орлёг — иное, это судьба не человека, а бога.

Но если человек связан со своим богом крепко, то его судьба становится их общей: Вирд уже не может идти в стороне от Орлёга, судьбы двоих сплетаются в один узор. Учитывая, что племя или род обычно все были связаны с определённым божеством (пантеоном), тер­мин «Орлёг» исследователи начали трактовать как “коллективная судьба» (или карма рода, карма наро­да). Что тоже верно, но не как причина, а как след­ствие. Причина — в связи судьбы человека и бога. Орлёг — это путь, который нужно пройти. Не «мож­но», не «вероятно», а именно нужно. Не воспринимая его ни как кару или благо, ни как наказание или по­ощрение, наши пращуры не придавали судьбе значе­ния добра и зла. Грубо, Орлёг — это дорога, а Вирд — это башмаки, которые с ней соприкасаются. Дорогу построил не ты, поэтому наверняка и не знаешь ни её протя­жённости, ни её направления. Но башмаки — это то, что ты сделал (добыл) сам, это то, за что ты несёшь ответственность. Вирд, как башмак путника, может сделать дорогу легче, а может посто­янно мешать идти по пути своего Орлёга.

Стоя на вершине холма под ярким солнцем, вместе, плечом к плечу, охватывая просторы родного края так далеко, насколько это возможно, все члены племени, общины или рода остро чувствовали, что стоят на пороге перемен. Детство разума закончилось, как закончилось детство бога, с которым сплелись теперь судьбы, как колосья в снопе пшеницы, который стоял символом на краю поля. Мужчины и женщины, молодые и старые знали, что испытания, которые уготовила им судьба, — это испытания для бога. Но именно от того, как каждый пройдёт эти испытания, сложится судьба бога; его победа — это их победа, успех и сила каждого — это колосок внутри большого снопа хлеба; это поддержка, которая поможет пережить «тёмные времена» — время, когда один вид силы преображается в другой. И этот другой вид силы называется право.

Конечно, с течением времени сакральный смысл первого снопа и ритуального восхождения на холм в 3 часа пополудни забылся. Осталась только память о необходимости этого действия. Надо встать у порога. Надо поднять глаза на небо и задержать взгляд на солнце. Надо поблагодарить Мать за её дары, силу и жизнь. Это — как благословение от неё перед дальней дорогой испытаний. И это благословение нужно получить.

Согласно Легенде, молодой бог отправлялся в дорогу — «шёл за ветром», следовал за уходящим воздухом. Переводя с языка легенды, видим, что с этого момента начинается путешествие за знанием, за опытом. Опыт не получить сидя на печи, и осознание своего Орлёга, как путеводная нить, как волшебный клубочек, ведёт юность по дороге испытаний.

150839.jpg

Друиды и волхвы, провожая стихию Воздуха на покой, наблюдали, как становится плотнее завеса между миром людей и миром духов. В этот момент прозорливцы особо ясно видели Орлёг всего народа, путь бога, видели и те испытания, которые нужно преодолеть каждому, чтобы сила, питающая племя, не иссякла и обязательно вернулась к ним. Чтобы помочь всем людям не только выжить в тяжёлое время испытаний, но и защитить племя от их собственных человеческих слабостей, маг смотрел на них, как на связанный сноп колосьев, там, где он может развалиться, где колосья подогнаны друг к другу не плотно, — видели уязвимости. Поэтому в период праздника Ламмас проходили ритуальные свадьбы, которые были призваны крепче соединить людей друг с другом; накладывались гейсы, давались обеты — всё это должно было способствовать укреплению внутренней силы племени. Разумно было не спорить с магом: каждый знал, что тот видит дальше.

Народы славян этот переход почти не выделяли отдельными обрядами, поскольку на славянской земле сбор урожая был только в самом разгаре. Но в самом начале августа волхвы ворожили на будущее по уходящему ветру, посылали с ветром слова, призывая бога ветров Стрибога. Через него волхв слушал дыхание мира, разговаривал с богами. Русичи называли себя стрибожьими внуками, верили, что силой ветров Стрибога крепится дух русских воинов, защитников земли.

Магический смысл дня перехода в день Ламмас — это понимание собственной силы и сознательный отказ от чьей-либо помощи. Это необходимость не впускать в себя «чужой ветер», а ждать свой. Чужой ветер может увести со своего пути, перепутать пути-дороги, заставить забыть свою мечту, предать свою веру. С этого момента будет испытание на стойкость и понимание: дальше будет только труднее

56476963_1268634381_46c0de0c0d805.jpg

Отрывок из книги  Меньшиковой К.Е. “Здоровье через Силу Стихий”

1 Imbolc 2 Ostara 3 Beltane 4 Litha (Kupala) 5 Lammas 6 Mabon 7 Samhain 8 Yule